История - это мы: летопись русской эмиграции в Панаме

Соотечественники в Панаме

 

Самый многочисленный и сложный набор проблем связан с ближним зарубежьем – это прежде всего Украина, Грузия, Литва, Латвия, Эстония. В эти регионах соотечественники оказываются в ситуациях настолько драматичных, насколько беспрецедентных. Дальнее зарубежье имеет устоявшийся эмиграционный быт и в этом плане могло бы иметь более отработанную практику помощи соотечественникам.

Панаму можно рассматривать как благополучную зону дальнего зарубежья - действительной сложностью для нас, живущих в Панаме,  является, пожалуй, только рынок труда. Именно экономическая слабость русской диаспоры не позволила нам в течение последних 25 лет иметь собственный русский центр, как его имеют в Панаме французы, итальянцы, китайцы, евреи и греки.  Но попутно в этом сказывается и пресловутая русская разобщенность, а кроме того, благоприобретённая тропическая пассивность. И ещё - собственно панамское наследие.

Казалось бы, внешне Панама располагает исключительно благоприятными условиями для поддержания и сохранения русского культурного поля. Панамцы расположены к иностранцам, в том числе к русским. Нет культурного геноцида, или политического врага, или образа врага - однако есть издавна начатое США и успешно поддерживаемое уже самими панамцами искусственное задержание интеллектуального роста и культурных потребностей.

Именно скудость культурных потребностей панамского общества, в которую вовлечена русская диаспора, особенно через своих панамских детей, становятся преградой работе по сохранению русского культурного поля. Это серьёзная проблема, несмотря на её видимую безобидность. Поддержанная низкой покупательной способностью среднего соотечественникa в рыночном мире, она становится, как видим, неразрешимой для него проблемой. Русскоязычое население Панамы поражено в разной степени информационной недостаточностью и культурным авитаминозом, в частности старожилы, которые, в разных ситуациях, десятилетиями не бывали в России. В итоге, не желая того,  имеем определённую степень оторванности от Отечества, несмотря на стремление к нему.

В Панаме есть Посольство РФ и Русская Православная Церковь, что безусловно, делает положение соотечественников в Панаме привилегированным – и мы, живущие здесь, это бесконечо ценим. Но до сих пор нет ни русского центра, ни русского телевидения, ни русской школы – хотя попытки создать их были, начиная с 80-х годов прошлого века.   Вспыхнет и замрёт в течение многих лет огонёк кукольного театра “Радуга”, не справляясь с  безденежьем. Поддержка мероприятий, организуемых силам соотечественников, ограничивается скромными взносами из посольского бюджета. Все начинания затухают без финансовой поддержки, без фигуры просветителя, без отечественных СМИ, без оборудования и, главное - без собственного помещения. Как видим, при такой нехватке собственных сил остро стоит вопрос государственной помощи в условиях действующей Программы поддержки соотечественников за рубежом.



Собственное помещение - дом, открытый для всех, - где можно встречать гостей и устраивать праздники, хранить сцену кукольного театра и проводить репетиции; преподавать русский язык и другие предметы русской школы; иметь библиотеку, компьютер, интернет, телефон, киноэкран; проводить просмотры, выставки, чтения и лекции специалистов... Русский центр в Панаме. Малая земля совершенной любви к Отечеству...

 

​Н. Пичугина.​

2012 г.

 

Х

арактер
русской эмиграции
в Панаме

После того, как в 60-х годах было отменено положение, по которому советские граждане теряли своё гражданство при заключении брака с иностранцами, после учёбы в СССР стали возвращаться в Панаму молодые панамские специалисты с русскими жёнами, а также с русскоговорящимим жёнами из советских республик. Старожилы из первых смешанных браков живут в Панаме уже 40 и больше лет. В основном это женщины, мужчин можно пересчитать по пальцам. Эта советская эмиграция - основная русскоязычная колония в стране - "местные старожилы", прошедшие "огонь, воду и медные трубы" панамской действительности. Среди них уже есть бабушки и внуки. Есть и первые могилы.



К потомкам эмиграции первой волны принадлежал, переселившийся в Панаму из Чили и почивший ныне Павел Ульянцев, который оставил после себя сына с дочерью, уже взрослых, и дом на сосновой горе в Эль Вайе с православой часовней, где похоронены его мать с отцом, протоиереем Владимиром Ульянцевым.

После Второй Мировой Войны обосновался в Панаме, перебравшись из США, Александр Сергеевич Столецкий, представитель эмиграции второй волны, также ныне почивший, владелец мебельного магазина на Центральной улице старой Панамы под названием "La Primavera", который существует до сих пор.

  

В послеперестроечную эпоху в Панаме появилась новая эмиграция из "новых русских" - бизнесмены, российские семьи, переселившиеся в Панаму, студенты, владельцы летних квартир, а в последние годы - молодые сотрудники финансовых международных компаний (некоторые из которых заводят семьи и оседают). Эта эмиграция не связана браками с панамцами и не зависит от панамских работодателей - стиль её жизни отличается от стиля местного населения. 



Несмотря на разные пути и причины российской эмиграции - всё это россияне и бывшие советские граждане за рубежом, объединённые одним прошлым... на русском языке.

Соотечественники за рубежом обладают преимуществом при поступлении в российские ВУЗы http://www.russia.edu.ru/enter/priem_na_obuchenie/

ИЗ ИСТОРИИ

ПЕРВЫЕ РУССКИЕ НА ПАНАМСКОЙ ЗЕМЛЕ

 

Наверняка уже не установить, кто из русских впервые ступил на панамскую землю, но мы и не ставим себе такой цели.

 

 

Известно, что в 1911 г. Панамский перешеек посетил  выдающийся российский гидротехник, профессор Института инженеров путей сообщения Всеволод Евгеньевич Тимонов (1862-1936). В результе этого посещения в 1913 году в Петербурге появилась его книга "Материалы для изучения постановки дела водяных сообщений: Мировой водный путь через Панамский перешеек",  в которой он рассматривал грандиозное строительство канала с точки зрения, в частности, интересов России.

 

Именно эта книга была переведена на испанский и отредактирована супружеской парой Ардила, сотрудниками Университета Панамы -  преподавателем испанской филологии Ириной Немчёнок, со стажем "старожилы" в Панаме более 25 лет, и преподавателем отделения философии Хосе Ардилой.

 

 

 

Книга вышла в 2000 году  под названием "Un Ruso en el Canal de Panamá". Одна из её презентаций, в частности, проходила на конференции "Литературный мост Панама-Россия", одном из самых значительных мероприятий, организованных Обществом дружбы Панамы с Россией.

 

 

Первые русские и советские жители Панамы

Первые русские жёны